Русизм- это особая форма человеконенавистнической идеологии, основанная на великодержавном шовинизме, полной бездуховности и безнравственности. Отличается от известных форм фашизма, расизма, национализма, особой жестокостью, как к человеку, так и к природе… Принцип действия – уничтожение всего и вся, тактика выжженной земли.Отличается шизофренической формой мании мирового господства. Обладая рабской психологией, паразитирует на ложной истории, на оккупированных территориях и угнетаемых народах. Русизму характерен постоянный политический юридико правовой и идеологический терроризм

Джохар Дудаев.

НАДЕЖДА САВЧЕНКО ДОЛЖНА ЖИТЬ!

среда, 26 июня 2013 г.

Дело Евгения Новожилова: Ходатайство о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы

От подследственного
Новожилова Е.В.

старшему следователю
следственного отдела
по Карасунскому округу
г. Краснодара
СУ СК по Краснодарскому краю
Мамедову М.В.

  Заявляю о своём категорическом несогласии с заключением комиссии экспертов психиатров №170 от 24 мая 2013 г., составленным после проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы в 3-м отделении Краснодарской краевой клинической психиатрической больницы, и ходатайствую о проведении новой судебно-психиатрической экспертизы  другом (вышестоящем) учреждении – институте Сербского в Москве.

  Причины несогласия с заключением краснодарских экспертов-психиатров:

  1) Характеристики, используемые в заключении психиатров для подкрепления вывода о том, что якобы страдаю «хроническим психическим расстройством в форме шизофрении параноидной» не имеют ничего общего с моим реальным психическим состоянием. Психиатры КККПБ используют следующие характеристики-ярлыки: «резонёрство мышления», «актуальность труднокоррегируемых суждений», «эмоционально-волевое снижение», «недостаточность критических и прогностических способностей» «снижены волевой самоконтроль, критические и прогностические возможности», «формирование параноидного компонента в суждениях», «темп мышления неравномерен», «инертность и истощаемость функций», «обидчивость», «зависимость от внешнеситуационных факторов и воздействий», «тормозимые черты», «всплески активности быстро сменяются фазой пассивности». Создаётся впечатление, что краснодарские эксперты-психиатры вписали в своё заключение всё, что они нашли в психиатрическом справочнике.

  2) Эксперты КККПБ в своём заключении от 24 мая / 4 июня 2013 г., как и в 2001 г., ссылаются на слова, приписанные моей матери, Смирновой Г.И., которые она никогда не произносила. Цитирую заключение 2013 г.: «Со слов матери, странности в поведении появились в подростковом возрасте, дважды совершал суицидальные попытки, которые случались во время депрессивного состояния.»  Моя мать до проведения комиссий, которых у меня было две – 22 и 24 мая, приходила в 3-е отделение КККПБ, чтобы поговорить с врачом-докладчиком Рыжковой М.Г. и опровергнуть приписываемые ей ложные утверждения, но эксперт Рыжкова М.Г. наотрез отказалась с ней разговаривать.
  Слова о «странностях в поведении» и «суицидальных попытках», использованные психиатрами в 2001 и 2013 гг. для обоснования сфабрикованного диагноза, вписаны в приобщённый к делу протокол допроса. Моя мать была в 2001 г. на допросе у следователя Леснова К.С., но тот протокол, который приобщён к делу, она не подписывала.
  К данному ходатайству прилагаю заявление моей матери, в котором она даёт разъяснения по этому вопросу.

  3) Психиатры КККПБ сделали в своём заключении заведомо ложное утверждение о том, что моё возвращение из Польши, где я получил статус политического беженца из-за преследований в России, якобы было связано с «отказом в пребывании в стране в связи с «психиатрической предысторией» подэкспертного». Я выехал из Польши сам и отрёкся от польского статуса беженца. Официально я заявил о политической причине выезда, но главная причина, о которой я публично не заявлял, была личная – у меня не было финансовых средств для переселения в Польшу моих старых и больных родителей, и моё возвращение в РФ оказалось единственным выходом, позволяющим им помочь. Из Польши я выехал 2 мая 2011 г., а статуса беженца был лишён только 4 сентября 2012 г. – по моей настоятельной просьбе.
  К данному ходатайству прилагаю распечатку отсканированной копии решения польского Управления по делам иностранцев на польском языке и подтверждённый переводческим бюро перевод этого решения на русский язык. (Нотариальное заверение перевода невозможно, т.к. оригинал решения, высланный мне в сентябре 2012 г. из Польши моим представителем Францем Авдеем заказным письмом с уведомлением  вручении, не дошёл до адресата, бесследно исчезнув на территории РФ.)
  Вписанная краснодарскими психиатрами в экспертное заключение ложь о причинах моего выезда из Польши свидетельствует об их этической нечистоплотности и политической пристрастности.

  4) Вдобавок к вышеупомянутой лжи, экспертами КККПБ в их заключении сделаны также следующие ложные утверждения о моём общении с психиатрами и якобы имевшем место лечении психотропными препаратами:

  а) «(…) Регулярно посещал врача психиатра, принимал поддерживающее лечение галоперидолом. (…) Принимал модитен-депо 1,0 в/м ежемесячно. (…)»

  б) «(…) В 2007 году регулярно осматривался психиатром на дому, в последующем перестал посещать врача психиатра, избегал встреч с ним при посещении на дому, не открывал дверь. (…)»

  Заявляю, что в течение описываемого в пункте а) периода так называемого «амбулаторного принудлечения» (2002 г.) после нескольких первых посещений с участковым психиатром была достигнута договорённость о телефонном контакте, а не о личных посещениях. Никакого фактического «лечения» психотропными препаратами не проводилось – ни галоперидол, ни модитен-депо я не принимал. Мои утверждения подтверждает моя мать – см. заявление Смирновой Г.И., приложенное к данному ходатайству.

  По пункту б) заявляю, что в 2007 г. психиатром на дому не осматривался. Утверждения о том, что я якобы «избегал встреч с ним при посещении на дому, не открывал дверь», не соответствуют действительности. Мои слова подтверждает моя мать – см. заявление Смирновой Г.И., приложенное к данному ходатайству.

  5) Эксперты КККПБ извратили в своём заключении ряд фактов моей биографии:

  а) «(…) В подростковом возрасте из-за межличностных отношений со сверстниками стал посещать секции самбо и дзюдо. (…)»

  б) «(…) На втором курсе начал пропускать занятия после конфликта с девушкой, в результате чего вынужден был взять академический отпуск. (…)»

  в) «(…) Отмечает, что ещё с 1986 года в подростковом возрасте появился интерес к выпускам радиостанции «Голос свободы»… (…)»

  г) «(…) Продолжал свою деятельность в качестве правозащитника эмигрантов на территории Краснодарского края. (…)»

  д) «(…) Находясь до мая 2011 г. за рубежом, побывал в Швеции, со слов, изучал жизнедеятельность шведского народа…(…)»

  е) «(…) По возвращении на Родину, Новожилов Е.В. создал интернет-блогг в социальной сети, где размещал статьи с признанного экстремисским и запрещённого сайта «Кавказ-Центр», а также публиковал там свои статьи антигосударственной и антихристианской направленности. (…)»

  Замечание по пункту а):  Даже моё здоровое желание заниматься спортом трактуется психиатрами КККПБ в негативном контексте – как результат неких «проблем во взаимоотношениях с окружающими».

  Замечание по пункту б): На 1-м курсе из-за язвы желудка я взял академический отпуск по болезни. Ни о каком «конфликте с девушкой на втором курсе» мне ничего не известно.

  Замечание по пункту в): Радиостанции с названием «Глосс свободы» никогда не существовало в природе.

  Замечание по пункту г): Никакой деятельности в качестве правозащитника я не осуществлял, т.к. у меня нет необходимого для осуществления такой деятельности юридического образования. И о каких «эмигрантах» (!?) На территории Краснодарского края идёт речь?

  Замечание по пункту д): Мне совершенно непонятно, что эксперты КККПБ подразумевают под «изучением жизнедеятельности шведского народа».

  Замечание по пункту е): Обвинение меня в публикации статей «антихристианской направленности» абсурдно, т.к. я публично высказывался о своём уважении в равной мере как к Корану, так и к Библии (дома они лежат у меня на книжной полке рядом друг с другом). Обвинение в «антихристианской направленности» также голословно – оно не подтверждено никакими фактами, что свидетельствует о политически мотивированном пристрастном отношении ко мне экспертов КККПБ.

  6) Эксперты КККПБ не объяснили, как «страдающему хронической параноидной шизофренией» в течение длительного времени (на протяжении полутора лет) удавалось качественно делать переводы с английского языка текстов маркетинговой тематики, для выполнения которых необходимо разбираться в психологии и экономике. (См. характеристику с места работы в моём деле.)

Обоснование требования провести новую экспертизу в другом (вышестоящем) учреждении – институте Сербского в Москве:

  Эксперты КККПБ вписали в своё заключение множество заведомо ложных утверждений. Самые вопиющие из них: о якобы имевших место «странностях в поведении в подростковом возрасте» (психиатры ссылаются на «слова матери», которые она никогда не произносила) и о том, что меня якобы выдворили из Польши и сделали это из-за моей, как выражаются психиатры КККПБ, «психиатрической предыстории».

  На 1-й комиссии, которая у меня прошла 22 мая, председательствовала одна из главных экспертов КККПБ Наджарьян А.И., подписавшая в 2001 г. акт судебно-психиатрической экспертизы со сфабрикованным мне диагнозом. Через несколько дней после 1-й комиссии от одного из специалистов КККПБ (имя которого я не считаю  нужным называть) я получил информацию о том, что моя судьба будет решаться не на уровне 3-го отделения, а на уровне главных экспертов КККПБ. У меня есть основания полагать, что заключение комиссии экспертов №170 от 24 мая / 4 июня 2013 г. выражает мнение руководства КККПБ. Повторная экспертиза в КККПБ не может быть беспристрастной.

  Принимая во внимание приведённые выше факты, я вынужден ходатайствовать о проведении новой судебно-психиатрической экспертизы в другом учреждении.

  Требую приобщить к материалам дела, которые будут отправлены с институт Сербского, заявление моей матери по поводу приписанных ей порочащих меня ложных показаний и перевод решения польского Управления по делам иностранцев о лишении меня статуса беженца, приложенные к данному ходатайству.

  Так как в основу заключений краснодарских экспертов от 2001 г. и 2013 г. положены заведомо ложные доводы, московским экспертам не следует принимать во внимание эти заключения. Новая экспертиза должна проводиться «с чистого листа».

19 июня 2013 г.


Приложения к ходатайству:


От Смирновой Г.И.

старшему следователю
следственного отдела
по Карасунскому округу
г. Краснодара
СУ СК по Краснодарскому краю
Мамедову М.В.

Заявление

  Заявляю, что никогда – ни в разговоре со следователем, ни в разговоре с психиатрами или какими-либо другими людьми – не говорила о том, что у моего сына, Новожилова Е.В., якобы имеются «проблемы с психикой» (или «странности в поведении»), что он якобы «два раза пытался покончить с собой» и что якобы имело место обращение к психиатру из психдиспансера. Приписываемые мне слова, использованные психиатрами-экспертами КККПБ в 2001 г. и 2013 г. в заключениях экспертизы, взяты из протокола допроса, приобщённого к делу 2001 г., который я в таком виде, в каком он имеется в деле (т.е. с вышеуказанными формулировками, порочащими моего сына) не подписывала. Во время проведения экспертизы в 2013 г. я приходила в 3-е отделение КККПБ, чтобы побеседовать с врачом-экспертом Рыжковой М.Г. и опровергнуть приписываемые мне ложные утверждения в отношении моего сына, но Рыжкова разговаривать со мной отказалась.
  
  В заключении экспертизы КККПБ, проведённой в мае 2013 г., также утверждается, что мой сын якобы регулярно посещал психиатра, принимал галоперидол и ему делали ежемесячно уколы препарата модитен-депо. Я опровергаю эти утверждения. Я также опровергаю утверждения экспертов КККПБ о том, что мой сын в 2007 г. якобы «регулярно осматривался психиатром на дому», а в последующем «избегал встреч с ним при посещении на дому, не открывал дверь». Таких «посещений на дому» просто не было. Я также не заявляла психиатрам о том, что мой сын якобы «проживает в Америке».

19.06.13


Решение польского Управления правления по делам иностранцев

Варшава, 04.09.2012 г.

ГЛАВА
УПРАВЛЕНИЯ ПО ДЕЛАМ ИНОСТРАНЦЕВ

DPU-420-231/SUB/2008

РЕШЕНИЕ

  На основании ст. 21 абз. 1 п. 1 и 4 в соответствии со ст. 52 абз. 1 закона от 13 июня 2003 г. о предоставлении иностранцам защиты на территории Республики Польша (Законодательный вестник 2002 г., параграф 680)

рассмотрев дело

Г-на                              
ЕВГЕНИЙ НОВОЖИЛОВ
Имя  Фамилия

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ                 
гражданство                               

РУССКИЙ
национальность

постановляю

1.  лишить статуса беженца на территории Республики Польша;

2.  назначить срок лишения статуса беженца на день, в котором данное решение окончательно вступит в силу.

ОБОСНОВАНИЕ

  Г-н НОВОЖИЛОВ Евгений, гражданин Российской Федерации, заявивший, что он по национальности русский, 25 февраля 2008 г. обратился к Главе Управления по делам иностранцев с заявлением о предоставлении ему статуса беженца на территории Республики Польша.
  
  После анализа собранного по делу доказательного материала 31 июля 2009 г. Глава Управления по делам иностранцев решением под № DPU-420-231/SUB/2008 постановил предоставить Подателю заявления статус беженца на территории Республики Польша – как оппозиционному по отношению к властям Российской Федерации журналисту, открыто критикующему российскую агрессию в Чечне посредством публикации статей в независимых средствах массовой информации и активного участия в структурах организаций, работающих в области защиты прав человека и основных свобод.
  
 5 мая 2011 г. в адрес главы Управления по делам иностранцев поступила информация от г-наНОВОЖИЛОВА Евгения, из которой следует, что он отрекается от предоставленного ему в Польше статуса беженца. Вместе с этим он приложил к письму выданный Управлением по делам иностранцев на его имя вид на жительство и женевский паспорт. В связи с тем фактом, что закон о предоставлении иностранцам защиты на территории Республики Польша в теперешнем виде не предусматривает возможности отречения иностранцем от статуса беженца, в описанной выше ситуации не имелось предпосылок для начала процесса лишения вышеупомянутого лица международной защиты.
  
 5 апреля 2012 г. в здешнее управление поступило второе заявление Стороны, высланное с территории РФ, в котором снова выражалась просьба о положительном рассмотрении его требования по делу о лишении его статуса беженца в Польше. К заявлению по данному вопросу Иностранец приложил ксерокопию документа, выданного Посольством Российской Федерации в Швеции, дающего ему право въезда на территорию России, и в то же время подтверждающего, что он является гражданином РФ.

  В связи с тем фактом, что г-н НОВОЖИЛОВ Евгений в настоящее время проживает на территории Российской Федерации, в письме от 15 мая 2012 г., направленном Иностранцу по электронной почте, сотрудник Управления по делам иностранцев попросил Заинтересованное лицо о назначении полномочного представителя на территории Республики Польша, который бы представлял его интересы в процессе лишения статуса беженца в Польше. В письме от 16 мая 2012 г. Сторона назначила своим полномочным представителем г-на Франца АВДЕЯ.
  
 30 мая 2012 г. полномочный представитель Заинтересованного лица – г-н Франц АВДЕЙ – был проинформирован о начале в отношении вышеупомянутого Иностранца процесса по делу о лишении статуса беженца на территории Республики Польша и о возможности ознакомиться с собранными доказательствами и материалами, высказать относительно них своё мнение и сообщить о своих возможных пожеланиях (согласно статье 10 административно-процессуального кодекса).

  Орган, рассматривающий дело, собрал следующие факты, которые легли в основу данного заключения:
  - заявление Иностранца от 3 мая 2011 г. (досье с делом, т. II, стр. 205);
  - заявление Иностранца от 23 марта 2012 г. (досье с делом, т. II, стр. 301);
  - ксерокопия женевского паспорта, выданного 23 сентября 2009 г. (досье с делом, т. II, стр. 298);
  - ксерокопия вида на жительство, выданного 18 августа 2009 г. (досье с делом, т. II, стр. 299);
  - ксерокопия документа, дающего право въезда на территорию РФ, выданного 10 мая 2011 г. Посольством Российской Федерации в Швеции (досье с делом, т. II, стр. 296-297);
  - распечатка электронной переписки сотрудника Управления по делам иностранцев с Подателем заявления (досье с делом, т. II, стр. 303-305);
  - аналитический доклад Отдела сбора информации о ситуации в странах происхождения № DPU-WIKP-424/87/2012 от 05.04.2012 г., в котором речь идёт о положении оппонентов властей в стране происхождения Вышеупомянутого лица (досье с делом, т. II, стр. 308-309);

  Опираясь на вышеуказанный доказательный материал, Глава Управления по делам иностранцев установил следующее:

  Согласно польскому законодательству, Иностранца лишают статуса беженца, если появились предпосылки, которым дано определение в ст. 21 абз. 1 закона о предоставлении иностранцам защиты на территории Республики Польша (Законодательный вестник 2012 г., параграф 680).

   Согласно ст. 21 абз. 1 п. 1 закона от 13 июня 2003 г. о предоставлении иностранцам защиты на территории Республики Польша (Законодательный вестник 2012 г., параграф 680), иностранца лишают статуса беженца, если после его предоставления он добровольно воспользовался защитой государства, гражданином которого он является.
  
  В то же время, согласно ст. 21 абз. 1 п. 4 закона о предоставлении иностранцам защиты на территории Республики Польша (Законодательный вестник 2012 г., параграф 680), иностранца лишают статуса беженца, если после его предоставления он снова добровольно поселился в государстве, которое он покинул или же за пределами границ которого он пребывал, опасаясь преследований.
   
 Принимая во внимание представленные выше фактические обстоятельства, Глава Управления по делам иностранцев констатирует, что г-н НОВОЖИЛОВ Евгений после предоставления в Польше статуса беженца снова воспользовался защитой страны происхождения. Более того, Иностранец, будучи признанным беженцем, добровольно снова поселился на территории Российской Федерации. В письме от 23 марта 2012 г., адресованном на имя Главы Управления по делам иностранцев, г-н НОВОЖИЛОВ Евгений заявил, что он 16 мая 2012 г. вернулся в Россию и решил там поселиться. Он также указал новый адрес своего места жительства в Краснодарском крае в РФ (досье с делом, т. II, стр. 301). Кроме того, из материалов дела следует, что 10 мая 2011 г. в российском посольстве в Швеции Иностранец получил документ, дающий ему право въезда на территорию РФ, который выдаётся гражданам, не имеющим заграничного паспорта. Этот факт ясно доказывает, что Сторона ещё перед тем, как решилась на въезд в Россию, намеревалась пользоваться защитой Российской Федерации посредством использования документа в форме паспорта, выданного ей властями этой страны, хотя как у беженца у Иностранца был т.н. женевский паспорт, выданный ему Главой Управления по делам иностранцев, дающий ему возможность перемещаться в странах, подписавших женевскую конвенцию, в которой идёт речь о статусе беженцев. Перечисленные выше действия Заинтересованного лица свидетельствуют о том, что в настоящий момент является уже неактуальным утверждение о том, что Иностранец, г-н НОВОЖИЛОВ Евгений, не может либо не хочет пользоваться защитой государства, гражданином которого он является, которое когда-то стало предпосылкой для предоставления ему статуса беженца в Польше.
  
 Принимая во внимание вышесказанное, согласно ст. 21 абз. 1 п. 1 и 4 вышеуказанного закона, следует лишить г-на НОВОЖИЛОВА Евгения статуса беженца на территории Республики Польша.

  Согласно ст. 52 абз. 1 и 2 закона о предоставлении иностранцам защиты на территории Республики Польша, в решении о лишении статуса беженца определяется срок, по истечении которого наступает утрата этого статуса, то есть принимается во внимание необходимость решения Иностранцем неотложных личных, семейных и имущественных вопросов, связанных с выездом с территории Республики Польша. 
  С учётом того факта, что в момент вынесения настоящего решения Сторона находится на территории Российской Федерации и решение будет вручено установленному лицу назначенным им полномочным представителем, обнаруживается отсутствие предпосылок для определения даты лишения статуса беженца, отличающейся от даты, при наступлении которой данное решение окончательно вступит в силу.

Таким образом, учитывая все перечисленные факты и обстоятельства, выношу решение, представленное в начале документа.

ПОЯСНЕНИЕ

  Сторона, недовольная настоящим решением, имеет право его обжаловать в Совете по делам беженцев при посредничестве Главы Управления по делам иностранцев в течение 14 дней со дня вручения решения (ст. 129 § 1 и 2 административно-процессуального кодекса / Законодательный вестник 2000 г. № 98 параграф 1071 с поздн. изм. / и ст. 89п абз. 1 закона от 13 июня 2003 г. о предоставлении иностранцам защиты на территории Республики Польша / Законодательный вестник 2012 г., параграф 680).

Уполномоченный
ГЛАВОЙ Управления по делам иностранцев

ДИРЕКТОР
ДЕПАРТАМЕНТА ПО ДЕЛАМ БЕЖЕНЦЕВ
Управления по делам иностранцев
д-р Анджей Карпяк
(штамп и подпись)

(круглая печать)

Источник: novozhilovcase.blogspot.fr

Комментариев нет:

Отправить комментарий