Русизм- это особая форма человеконенавистнической идеологии, основанная на великодержавном шовинизме, полной бездуховности и безнравственности. Отличается от известных форм фашизма, расизма, национализма, особой жестокостью, как к человеку, так и к природе… Принцип действия – уничтожение всего и вся, тактика выжженной земли.Отличается шизофренической формой мании мирового господства. Обладая рабской психологией, паразитирует на ложной истории, на оккупированных территориях и угнетаемых народах. Русизму характерен постоянный политический юридико правовой и идеологический терроризм

Джохар Дудаев.

НАДЕЖДА САВЧЕНКО ДОЛЖНА ЖИТЬ!

четверг, 12 апреля 2012 г.

«Кто убил Наташу?»: Милен Солуа об убийстве Натальи Эстемировой





    ******************************


С 30 марта по 8 апреля в Париже прошел 34-й Международный фестиваль фильмов, снятых женщинами-режиссерами. В этом году в рамках документальной программы был показан фильм Милен Солуа «Кто убил Наташу?» об убийстве правозащитницы Натальи Эстемировой, похищенной 15 июля 2009 г. в Грозном и найденной убитой в тот же день на территории Ингушетии.

Премьера фильма состоялась в марте 2011 г. в Женеве, на Международном кинофестивале и форуме, посвященном правам человека. Там ему был присужден главный приз Всемирной организации против пыток. Также в марте 2012 г. лента получила Специальный приз жюри имени Вацлава Гавела на фестивале правозащитного фильма One World в Праге. В апреле картина будет показана в Европарламенте.


Милен Солуа, известная французская журналистка, режиссер-документалист, доктор социологических наук, уже долгое время интересуется проблемой прав человека в Чечне. «Кто убил Наташу?» — фильм-расследование обстоятельств загадочного убийства правозащитницы, работавшей в грозненском отделе организации «Мемориал».
Картина Милен Солуа – это попытка понять, на ком лежит ответственность за смерть Натальи Эстемировой. Лента снималась в Грозном, Москве, Санкт-Петербурге и Лондоне. В ней приняли участие коллеги и друзья Натальи, в частности, правозащитники из «Мемориала», которые в день ее похищения и убийства первыми подняли тревогу. Некоторые из героев фильма вскоре после съемок уехали с семьями заграницу, опасаясь за свою безопасность.


Одной из центральных фигур картины стал президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров, о причастности которого к этому нашумевшему делу говорят коллеги Натальи. Членам съемочной группы удалось поговорить с самим Кадыровым. Во время короткого интервью он заметил, что убийство Эстемировой не соответствовало его интересам, так как само присутствие правозащитницы, открыто критикующей власть, свидетельствовало о наличии демократии и свободы слова в Чечне. Кадыров при этом, широко улыбаясь, пообещал лично наказать убийц, когда они будут найдены.


В фильме присутствует также беседа Милен Солуа с еще одним чеченским политиком, который, правда, много лет скрывается от российских федеральных властей в Лондоне, — Ахмедом Закаевым. В ходе интервью он рассказал про уже закрепившуюся в Чечне «традицию» решать политические вопросы силой. В этом смысле, убийство Эстемировой стало еще одним подтверждением существования подобной практики.
Без сомнения, смерть Натальи Эстемировой, которая была личным другом Милен Солуа, стала для режиссера большой трагедией.


Милен Солуа: Да, конечно, для меня это личное дело. Наташа помогала очень многим людям в их работе в Грозном, мы все у нее жили. Да, это был настоящий друг. Как я сказала с самого начала, таких людей не убивают. Это был голос всех чеченцев, чеченских семей, которые потеряли своих близких. Убить Наташу — значит убить саму идею достоинства, желание противостоять подлости.
Она пошла против Кадырова, именно за это ее и убили. Они уничтожили саму возможность помогать людям идти до конца, чтобы просто-напросто добиться справедливости. Все это очень тяжело. И потом, конечно, это большой друг. Более того, после смерти Наташи многие дела остались без внимания, и сейчас чувствуется настоящий разрыв, который чеченцы будут еще долго и сложно преодолевать.

RFI: В фильме Вы проводите много параллелей между делом Анны Политковской и смертью Натальи.

Милен Солуа: Да, в самом деле, это вопрос, который был сразу же поставлен. Потому что, после смерти Политковской, которая собиралась сделать жесткое заявление против Кадырова, первый след вел именно к нему, потом были и другие. Они сразу же нашли чеченцев, причастных к убийству, но было ощущение, что в этом деле все сложнее.
Говорили, что это делается для того, чтобы запутать следы, что задействованы спецслужбы. Ведь Политковская занималась разными делами. Идея, что Кадыров причастен к этому, осталась только гипотезой. В любом случае, в этом деле было много непонятного.


А когда умерла Наташа, сразу же вспомнили Анну. Потому что Наташа последовала за ней, а они ведь были подругами, они вместе работали в «Новой Газете», в особенности, над всем, что касалось Северного Кавказа. Политковская регулярно приезжала к ней. И когда это произошло, все сразу же заговорили о Кадырове, как в случае с Анной. Конечно, в этом деле очень много параллелей. Эти две женщины сопротивлялись, им сильно угрожали, они противостояли Кадырову и поплатились за это.

RFI: Во время съемок фильма в Чечне сталкивались ли Вы с попытками помешать Вашей работе?

Милен Солуа: Это коллективный фильм. Он был сделан целой командой, которая снимала скрытой камерой. Венсан Прадо [французский журналист, режиссер-документалист – ред.] снимал скрытой камерой историю с Кадыровым вместе с русской журналисткой Лизой Алисовой. У них была возможность официально получить разрешение, чтобы проводить съемки в Чечне.
Они сделали интервью с Кадыровым и все, что снято скрытой камерой. У меня не было визы, поэтому я не могла поехать в Чечню. Но им никто не угрожал, они снимали все официально, у них было разрешение Кадырова. Но опять же снимать скрытой камерой — это очень смело.

RFI: Сложно было найти финансирование для фильма?

Милен Солуа: Нет, наоборот, любопытно, но это был заказ. Так как многие знали, что Эстемирова была моим другом, и когда она была убита, France2 [французский телеканал – ред.] попросил продюсера найти режиссера, который снял бы этот фильм. И мне предложили его сделать. На самом деле, это большая редкость. Я долго сомневалась. Я боялась, что меня будет стеснять тот факт, что это заказ, что меня могут заставить делать какие-то вещи, которые я не хотела делать. Было сложно, потому что всегда сложно делать фильм вот так, в одиночку. Но в целом, все прошло нормально.

RFI: Как Вы считаете, недавние события в России (манифестации, протестное движение), повлияют ли на ситуацию с правами человека в России?

Милен Солуа: Я очень надеюсь, что на ситуацию в России все это повлияет, это точно. Но что касается Чечни, я не знаю, насколько это возможно. Но может быть, ослабить Путина — это значит увеличить шансы на правосудие в Чечне. Но я должна сказать, что все происходящее меня радует. Наконец, в России смогли преодолеть страх. Появилось молодежное движение, которое сложилось совершенно неожиданно, на все это даже не надеялись.
Впрочем, надо сказать, что там немало националистов, а также людей, которые используют это движение в своих корыстных целях. Но в целом, это потрясающе, что люди побороли свой страх и пошли против Путина. Я слышала, как говорили, что цель — это не выборы, а стремление преодолеть боязнь и реорганизовать гражданское общество, и это правильно. Все это было не для того, чтобы Путин проиграл на выборах, а для того чтобы воссоздать гражданское общество, и чтоб оно было в состоянии ответить на все это. Это радует.


Однако, насколько все это отразится на Чечне, сказать намного сложнее. В любом случае, еще очень много людей, которые не понимают, насколько Кадыров — человек, подконтрольный Путину, какова свобода его маневра, сегодня это сложно понять.

RFI: Вы собираетесь дальше работать над чеченским вопросом?

Милен Солуа: Мне казалось, что я закончила. В 2009 г. я сделала фильм. Он назывался «Дом 51». На протяжении года я снимала жителей дома в Грозном. И через 10 лет я сняла фильм по просьбе ARТE [франко-немецкий телеканал – ред.]. Я думала, что это мой последний фильм.


Но потом умерла Наташа. Конечно, не лучший повод, чтобы возобновить работу. И потом, через три недели, умерла Раяна, которая тоже была моим большим другом[Зарема (Раяна) Садулаева была похищена и убита вместе с мужем в Чечне через два месяца после убийства Эстемировой. Раяна Садулаева занималась гуманитарной и правозащитной деятельностью – ред.].


Когда-то я помогла ей приехать во Францию с инвалидами, для которых она искала средства. Она была очень хорошим другом, и я ее очень уважала. Мы сделали для ARТE фильм про ее организацию ранее. Именно ради них я решила снова сделать фильм. Сегодня я не знаю, что я могла бы снять, но, конечно, история меня трогает.



Аня Айвазян.
Источник: rfi.fr


Комментариев нет:

Отправить комментарий