Русизм- это особая форма человеконенавистнической идеологии, основанная на великодержавном шовинизме, полной бездуховности и безнравственности. Отличается от известных форм фашизма, расизма, национализма, особой жестокостью, как к человеку, так и к природе… Принцип действия – уничтожение всего и вся, тактика выжженной земли.Отличается шизофренической формой мании мирового господства. Обладая рабской психологией, паразитирует на ложной истории, на оккупированных территориях и угнетаемых народах. Русизму характерен постоянный политический юридико правовой и идеологический терроризм

Джохар Дудаев.

НАДЕЖДА САВЧЕНКО ДОЛЖНА ЖИТЬ!

понедельник, 11 июня 2012 г.

Освобождение Зубайра Зубайраева



          ***********************


Зубайр Зубайраев наконец на свободе. Он отсидел свой срок «от звонка до звонка». 


Я не раз писала о том, как преступно было сфабриковано его обвинение и каким чудовищным пыткам он подвергался в неволе. Мы не раз высказывали опасение, что Зубайраев может не выйти из тюрьмы живым.Пять лет назад он был арестован совершенно здоровым человеком спортивного телосложения. Теперь он вышел из заключения глубоким инвалидом. Муса Хадисов, адвокат Зубайраева, поведал нам шокирующие обстоятельства освобождения своего подзащитного из тюрьмы.


За день до освобождения, 31 мая, Хадисов посетил Зубайраева и узнал, что его подзащитного до последнего дня подвергают истязаниям: бьют по правой больной руке, давят на нее, крутят, зная, что причиняют жуткую боль, бьют ногами, дубинками. Один сотрудник ФСИН из Красноярска в присутствии своих коллег пнул его, лежащего, ногой по ребрам и удивленно спросил: «Этот еще живой?».


С костыля Зубайра работники тюрьмы сняли резиновую пробку с нижней опорной части, предназначенную против скольжения, чтобы не упасть, а также открутили болты ручки костыля так, что при опоре костыль развалится, а средняя его часть вонзится в тело. «Я посмотрел на этот костыль и был потрясен увиденным: болты были откручены и наживлены, в опорной части костыля не было резиновой пробки против скольжения. Зубайраев пояснил, что он этим костылем не пользуется, так как не может передвигаться. После встречи я зашел к руководству и узнал, что Зубайраева освободят на следующий день, 1 июня, в 7 часов утра. Время выбрали так, чтобы никто не видел, в каком состоянии они выводят его из тюрьмы. Кроме того, мне стало известно, что начальник тюрьмы Мисюра под предлогом командировки отсутствовал в этот день, но появился на работе после того, как увезли из тюрьмы Зубайраева», – рассказал Муса Хадисов.


1 июня родственники Зубайраева (мама и сестры Малика и Фатима) вместе с Мусой Хадисовым приехали к тюрьме около шести утра. Вскоре к тюрьме подъехали Алексей Бабий, правозащитник из Красноярска, и минусинский адвокат Олег Базуев. «Я зашел в пропускной коридор и в полумраке увидел силуэт Зубайраева, – свидетельствует Муса Хадисов. – Когда Зубайра подтащили к выходу, он был в полусознательном состоянии. Он не мог поднять голову, его тело висело на плечах двух заключенных, которые выводили его. Стоны и внешнее состояние потрясли меня. Я спросил у него: «Что они с тобой сделали? Узнаешь меня?» Он нечего не отвечал. Я подумал, что Зубайр умрет прямо сейчас. Лицо его было неузнаваемо бледно, голова беспомощно висела. Я сначала засомневался: Зубайр ли это? Я стал снизу вверх рассматривать его лицо, но не мог опознать в нем Зубайра – настолько изменилось его лицо, и чтобы убедиться, я посмотрел на ноги. Ноги Зубайра я опознал твердо, они висели безжизненно, волосы на голове тоже узнал. Всеми силами я кричал ему: «Меня слышишь? Меня узнаешь?» Но он только стонал каким-то нечеловеческим стоном. В это время сотрудницы социальной группы поддержки, бухгалтер и еще одна женщина с ручкой, просили подписать листы бумаг о получении паспорта и денег на проезд.

Эти работницы тюрьмы были настолько потрясены и перепуганы, что у них тряслись не только руки, но и ноги. Со всех сторон Зубайра снимали на видео три человека с трех видеокамер. Полуоткрытые глаза Зубайра смотрели в никуда. Я начал кричать: «Вызовите скорую помощь!» Честно говоря, я растерялся, думал, что тюремщики отравили его и он умрет сейчас на ККП. Подбежали Малика, ее сестра и мать, Зубайр их не узнавал. Он был живой – и только. Он не осознавал происходящее. Я расписался в бумагах за Зубайра, чтобы побыстрее выйти на улицу, после чего работницы ФСИН спешно покинули проходную. Зубайра начали тащить к выходу. Вдруг раздался душераздирающий крик Зубайра «Бо-о-о-ль-но, бо-о-ль-но!!!». Я оглянулся и увидел, как Залпа, мать Зубайра, с плачем и криком бросилась к ногам сына и вцепилась в ноги двух работников тюрьмы, которые своими ногами давили на пятки Зубайра. Залпа отбивала этих работников от своего сына. А заключенные тянули Зубайраева к выходу, но прижатые сотрудниками тюрьмы к полу пятки Зубайра не давали им возможности вытащить его на улицу, а Зубайр стонал и кричал: «Больно!».

Тело Зубайраева располагалось примерно под углом 45 градусов от пола: заключенные тянули его, а работники тюрьмы стояли ногами на его пятках и получалось, что он был растянут под таким углом. Стопы Зубайра располагались так, что тюремщикам было удобно сверху прижимать своими весом его ноги. Я не выдержал и попытался вызвать скорую помощь и милицию, но это у меня не получилось. Обстановка была не для слабонервных. Зубайраева с трудом со стонами усадили в машину. Малика и ее сестра начали совать в рот Зубайра какие-то таблетки и чем-то поили. Съемки у тюрьмы не разрешили. Снимки с телефона, сделанные Фатимой, были удалены работниками тюрьмы».



После того как машина с Зубайраевым отъехала от тюрьмы, ее стала преследовать иномарка черного цвета без номеров, с затемненными стеклами. Вслед за ней ехали на машине Муса Хадисов с Олегом Базуевым, Алексей Бабий и Малика Зубайраева. Через несколько километров машины остановились. «Я подошел к этой черной автомашине, спросил у двух сидевших на передних сиденьях людей, почему они преследуют нас, и попросил предъявить документы, – рассказывает Муса Хадисов. – Они сидели и не разговаривали. Им я объяснил, что мы везем домой человека, который отбыл свой срок наказания, и не понимаем, что им нужно. Человек, сидевший на переднем пассажирском сиденье, закрыл окно шторкой. Тогда я подошел к водителю и попросил его, чтобы он уехал. Он тоже не сказал ни слова и тоже закрыл шторкой боковое стекло. Тогда я вернулся, позвонил в полицию, представился и попросил, чтобы задержали преследующую нас машину. В этот момент черная автомашина отъехала на расстояние примерно 50-70 метров и повернулась к нам передней частью. Подъехал наряд полиции, я им указал черную автомашину и попросил, чтобы они выяснили личность. Когда полицейские подъехали к этой автомашине, из нее вышел водитель и начал показывать какие-то документы».


Пока полицейские проверяли документы у неизвестных преследователей, машина с Зубайраевым уехала, а Муса Хадисов оставался на месте. После отъезда черной машины без номеров он поинтересовался у полицейских, что же они выяснили. Те ответили, что доложат обо всем своему начальству. Хадисов спросил: «Эти работники ФСБ?» Полицейские улыбнулись и подтвердили его догадку.


Только так родственникам Зубайраева удалось отделаться от преследователей. На этом злоключения Зубайраева и его родных не окончились. 4 мая рано утром Зубайра внесли в салон самолета, который должен был лететь из Абакана в Москву. Фельдшер аэропорта сделала ему обезболивающий укол. Однако же, когда в салон завели остальных пассажиров, пилот отказался лететь без справки, разрешающей перелет лежачего больного. Через некоторое время Зубайра и его родных выдворили из салона самолета. Сотрудники аэропорта положили Зубайра на голую землю и ушли. Деньги за билеты вернули.


Муса Хадисов тут же из аэропорта выехал на такси назад в тюрьму и попросил медсправку о состоянии здоровья Зубайраева. Ему отказали: Зубайр, мол, теперь «не наш». К тому же по их предыдущим заключениям Зубайр был «вполне здоров».Местный участковый врач тоже не дала справку-разрешение на вылет лежачего больного, сказав, что она всего лишь терапевт, а нужно делать рентгеновские снимки и получать заключение от хирурга.


Самолет, в котором не вылетел Зубайраев, задержали на несколько часов: будто бы, когда подвозили трап, чтобы снять с борта больного пассажира, поцарапали обшивку самолета.Родственники привезли Зубайраева в Москву поездом. Во время стоянки в Екатеринбурге его посетили в купе екатеринбургские правозащитники. Владимир Шаклеин, активно защищавший Зубайра, сфотографировался с ним, сумев даже вызвать у измученного подзащитного улыбку.


Вчера Зубайраева увезли из Москвы в город, где есть надежда получить достойное лечение.Однако же денег на лечение семье Зубайраева не хватает: его мама – пенсионер, сестры безработные, жена едва сводит концы с концами, воспитывая двоих детей.В Москве по-прежнему действует счет, открытый полгода назад активисткой «Солидарности» для сбора средств в помощь Зубайру Зубайраеву.


Все средства, которые поступят на этот счет сейчас, пойдут на его лечение. Я прошу распространять эти реквизиты. Помочь восстановить здоровье человеку, искалеченному нашим пыточным и бесчеловечным ФСИН, – это все-таки общее наше дело, как я понимаю...
Сбербанк России г. Москва
К/с 30101 810 4 0000 0000225
В ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России
БИК 044525225
ИНН 7707083893
КПП 504702001
Получатель Химкинское ОСБ № 7825
р/с 30301 810 9 4000 6004044
МФР 30301 810 3 4044 6004000
л/с 42307 810 44044 1312676
ФИО получателя: Дрогова Юлия Игоревна

Комментариев нет:

Отправить комментарий